новый

«Глубже!» Михаила Сегала

Вот говорят, что свободы у нас почти не осталось, а я давно не видел такой сатиры на нашу действительность. Талантливый режиссёр пытается поставить глубокий и серьёзный спектакль, но его выгоняют из театра. А потом выгоняют отовсюду, даже из детского сада, где он объясняет Волку и Красной шапочке, что они должны играть. Последнее, что ему остаётся, — это снимать порноролики, но он и там учит актёров играть по системе Станиславского. И неожиданно это «глубокое порно» приносит успех. Вся страна его смотрит, на режиссёра обрушивается слава. С ним встречается президент. Он учит главного телеведущего страны, как сделать его порнографические выступления более глубокими, чтобы не потерять зрителей. Разумеется, его приглашают в театр, откуда когда-то уволили, ставить глубокий порнографический спектакль по пьесе Чехова. На премьере президент, который почему-то хорошо говорит по-немецки, объясняет даме, президенту иностранной державы, что глубокое порно — это наш российский бренд. И замечательно, что опытные актёры без большой охоты, но соглашаются играть порно, а парень и девушка, снимавшиеся в порнороликах и прошедшие школу у этого режиссёра, прекрасно играют настоящий классический спектакль. Гром аплодисментов, оптимистический финал, не всё ещё потеряно.

AAAC1_6XMdfDstvsduB0SZATT8WFx0_x9Hd1_0s718WVlxG9Jd-_255JHrOqnVQP9qFB8-sHobZV0WcV5CPD3j0nNQ8

AAACBUQ4KfMe9YsD04jTWV05Dw8Ue3WK1agZTJcNNzwvhdHNRs3T7uExxbE0CqejsjFUuQj7TUdUfD3pf1xGHLhxsdI

AAACPmW-4tcW-8gJSWhTb3XsjoHDxRvBU40q0kfmFGpAg-MTPR4wpCJ0nDJWl9XqLIGHYVcl2S-A7LICn8qg2Lx0r3U
новый

«Гипноз» Валерия Тодоровского

После этого фильма не скажешь, что вышел из кино с пустой головой — это точно. Врач-гипнолог считает, что если допустимо вмешательство хирурга в организм больного, то и он может вмешиваться в его сознание. При этом он легко переступает грань между лечением реальной болезни (в данном случае, лунатизма) и манипулированием, внушением, подчинением. Он может внушить мальчику, что девушка, в которую он влюбился, выдумана им, гипнологом, и вложена в его, мальчика, сознание. Внушение заразительно: мальчик начинает гипнотизировать младшего брата, брат — детей из школы. Что случилось с девушкой, до конца не ясно: скорее всего, лечение оказалось неудачным, и она покончила с собой во время одной из панических атак. Но может быть, что-то сдвинулось в её сознании и подтолкнуло к роковому шагу. Врач может превратиться в убийцу, но он считает себя учёным и отстаивает своё право на эксперимент.

Гипнолог подчёркнуто неприятен. Что ж, я всегда сторонился психологов, опасаясь что они не то что повлияют на моё сознание, но хотя бы узнают обо мне что-то, чего я вовсе не хочу открывать другим. И всегда удивлялся тому, что на Западе, как утверждают, посещение психотерапевта — как у нас визит к зубному врачу.

949337

837032 (1)
новый

«Моя счастливая семья» Наны Эквтимишвили и Саймона Гросса

В одной заметке об этом фильме сказано, что при всей привлекательности Грузии, при всём обаянии её народа жить в этой стране тесно. В фильме показана патриархальная грузинская семья, три поколения которой живут в одной квартире. Мне неизвестно экономическое положение современной Грузии, но что-то подсказывает, что такая ситуация достаточно типична. В комнате, где живёт молодая семья, стоит «недвижимость» — огромный шкаф, который невозможно передвинуть, и которым пользуются все домочадцы. Внучка, бросив сковородкой в мужа, попадает в дедушку. Бабушка, фактическая глава дома, не закрывая рта, вмешивается во все дела. Не видевший фильма может подумать, что речь идёт о комедии. Но это ни разу не комедия, потому что теснота — не только физическая. У героев фильма в принципе отсутствует личное пространство: они, связанные семейными устоями, родственными связями, друзьями, традициями, не принадлежат себе. Манана, героиня фильма, это чувствует очень остро: она не принадлежит себе дома, в её жизнь бесцеремонно вмешивается брат, ей даже на встрече с одноклассниками не дано решать, петь или не петь. Резо, её муж, ощущает это как верность традиционному укладу жизни и не понимает, что произошло, почему жена от него уходит. Но может быть, и он изменяет Манане с крикливой и вульгарной женщиной, потому что тоже ищет выход из домашнего плена. Об этой измене Манана узнаёт, уже уйдя из семьи. Мне кажется, при всей горечи, которую она испытала, её как-то сблизило с мужем сознание того, что и его толкнуло к другой женщине отсутствие личной свободы.

Есть замечательная комедия «Городок Анара» Ираклия Квирикадзе, герой которой тоже тяготится традициями. «Я — частица моего отца, а не этот рог» — кричит он родным, когда знаменитый рог, символ этих самых традиций, достаётся мошенникам, а семья требует, чтобы он его вернул.

В обоих фильмах «Я» — на первом месте, а традициям придётся отступить.

e2acd849d365015ef08ef5b696dc9e31_XL
весёлый

На окончание моей женой магистратуры

Моя жена Света окончила магистратуру, защитила диплом на пятёрку. К стишку на эту тему необходимы пояснения. Все, кто имеют отношение к информатике, знают, что информационные задачи решаются на графах, у которых есть вершины и рёбра, например, города и дороги. Если вершин n — много, то число выполняемых операций может быть n в квадрате — очень много или n в кубе – очень-очень много, так много, что компьютер не успевает их выполнить за разумное время. Поэтому n в квадрате лучше, чем n в кубе. NP — это наука о вычислительной сложности таких задач. Исследования в этой области финансируются оборонными ведомствами разных стран.

К вершине с наибольшим весом
ты шла легко по рёбрам графа.
Такое могут только спецы
на пентагоновские гранты.

Другие делают n в кубе
шагов, а ты — лишь n в квадрате.
Своя ты в полном NР-клубе,
я в тех науках — без понятья.

Теперь у нас в семье магистр,
а я — не бакалавр, не доктор.
Уж не пойти ли мне учиться?
Боюсь, не в лоб будет, а по лбу.

Короче, сказка былью стала,
и кафку в ней мы наблюдаем.
Поднимем же, друзья, бокалы
за всё хорошее. Лехаим!
новый

6 июня

Из первой главы

Условий света свергнув бремя,
Как он, отстав от суеты,
С ним подружился я в то время.
Мне нравились его черты,
Мечтам невольная преданность,
Неподражательная странность
И резкий, охлажденный ум.
Я был озлоблен, он угрюм;
Страстей игру мы знали оба;
Томила жизнь обоих нас;
В обоих сердца жар угас;
Обоих ожидала злоба
Слепой Фортуны и людей
На самом утре наших дней.

Кто жил и мыслил, тот не может
В душе не презирать людей;
Кто чувствовал, того тревожит
Призрак невозвратимых дней:
Тому уж нет очарований,
Того змия воспоминаний,
Того раскаянье грызет.
Все это часто придает
Большую прелесть разговору.
Сперва Онегина язык
Меня смущал; но я привык
К его язвительному спору,
И к шутке, с желчью пополам,
И злости мрачных эпиграмм.

Как часто летнею порою,
Когда прозрачно и светло
Ночное небо над Невою
И вод веселое стекло
Не отражает лик Дианы,
Воспомня прежних лет романы,
Воспомня прежнюю любовь,
Чувствительны, беспечны вновь,
Дыханьем ночи благосклонной
Безмолвно упивались мы!
Как в лес зеленый из тюрьмы
Перенесен колодник сонный,
Так уносились мы мечтой
К началу жизни молодой.
новый

9 мая

Мария Ватутина

Она его на фронт не провожала
ни к пункту сбора и ни до ворот,
а до войны ему детей рожала
и дом вела и ночью это вот.
Она осталась дома, догорая,
и не из дома сам он уходил,
и женщина другая, дорогая
стояла возле лестничных перил.
И он о той сперва, наверно, думал,
когда, Басманной улицей шурша,
колонна шла, чей коммунальный угол
покинул он, как в плаче хороша.
Как сильно и красиво та любила,
как насладила сердце да и стать,
как по-людски, по-женски проводила
и не спросила, станет ли писать.
Но где-то за Владимиром, быть может,
разбив ступни и отвлекая боль,
он думал не о той, что плоть тревожит,
— о той, не проводившей в смертный бой.
И, каску на себе стянув потуже,
он думал, что исправит всё войной,
что всех грехов и всех проклятий хуже
обида этой женщины родной.
Они его любили, не делили,
кто провожал, а кто не провожал...
Потом его под Вязьмою убили,
точнее, он там без вести пропал.
весёлый

Бедная полунорма

Когда-то я защищал диссертацию. Оппонент написал на неё положительный отзыв. (На всякий случай: оппонент — очень хороший человек, и я ему очень благодарен.) Но работа не может быть без недостатков, и оппонент должен их отметить. Было отмечено следующее: "Диссертация написана хорошим языком. Отдельные не вполне удачные выражения типа 'полунорма обнуляется на компактных операторах' не портят в целом благоприятного впечатления о её стиле".

Конечно, в этой истории есть доля вымысла. На самом деле, было написано "зануляется". Не знаю, почему я не написал по-человечески: "равна нулю".
новый

Давид Самойлов, 1943

Вот Давид Самойлов, дневник, декабрь 43 года.
Прекрасный поэт, "Сороковые, роковые", "Перебирая наши даты"... Он уже был на фронте, под Ленинградом, был ранен, теперь он в Горьком. Наслаждается "славой", получает удовольствие от собственной "хитрости", мечтает о командировке в Москву. А где-то обрываются жизни "Павла, Миши, Ильи, Бориса, Николая". Но, если разобраться, зерно этого есть в "Сороковых, роковых". "Как это было, как совпало — война, беда, мечта и юность..." В юности можно мечтать о славе. И радоваться "славе" поэта в каком-то тыловом штабе. Как к этому относиться? Не судить.

Андрей Витальевич Василевский (из ФБ)

"4 декабря [1943]. Редактирую историю полка. Неприятная казенщина. (...)"

"25 декабря [1943]. Известность моя простирается вплоть до высшего начальства. Вызвали в ДК. Оформлять новогодний бал. Работа литературного негра. Воспользовавшись увольнительной, пытался найти Глазкова. Путешествие по горьковским трущобам"

"26 декабря [1943]. Я пользуюсь свободой куртизанки — я продаюсь, и поэтому мне дозволено больше, чем другим.
Кривясь от отвращения, сочиняю новогодние вирши. (...)"

"29 декабря [1943]. Кончилось тем, что мне выдали новое обмундирование. Это за тысячу строк халтуры. Впрочем, творил я ее с беззаботной легкостью. Известность моя растет. Возможно, буду работать в редакции. Возможно, поеду в командировку в Москву. О, преимущества славы! (...)"

"31 декабря [1943]. Скука и бесплодность бытия. Нет! Эта работа не по мне.
Нестеровский уехал, единственный мой покровитель, а вместе с ним все надежды на Москву и на управление своей судьбой.
Что же делать? Я на пороге двадцати четырех лет. И ничего еще не сделано. (...)"

"9 января [1944]. Неделями мне не удается подумать о стихах, даже записать несколько строчек в записную книжку. Я растрачиваю себя на сидение взаперти над раздражающими бумагами. Кроме того, приходится брать на себя еще сотни мелких дел, заполняющих мозг: беседы, информации, стенгазеты.
Волгу я вижу только из окна. Она — белая, ровная плоскость. (...)"

"21 января [1944]. Во всяком цивилизованном государстве есть свой серый кардинал. В полку это старший писарь. Я был представлен ему Нестеровским, и мне обещана поездка в Москву.
Я постигаю науку мелких интриг. На пути к моей цели придется пройти целые дебри. Но я стал чертовски хитер. (...)"

Давид Самойлов, https://prozhito.org/
новый

Deadline в России дальше, чем deadline

Послали с соавтором статью на конференцию. Переживали, что не успеем к 31 декабря, не успели. Потом срок передвинули на 31 января, успели. Потом срок ещё передвинули на 15 февраля, переживали, что не довели до блеска. Теперь срок прошёл, но приём работ ещё не закрыт.

Deadline в России дальше, чем deadline.